Eon

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Eon » Архив отыгранного » Дальняя дорога


Дальняя дорога

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

Время: весна 1431 года
Место: по пути следования каравана (Орос, Кармартен, Силумгар)
Участники: Дракул Крету, Ирэнаделла, Райнхард
Описание: по всей земле ступает лента каравана. Им не страшна погода, а от разбойников уберегут мечи. В подобных путешествиях сходятся вместе настолько разношерстные компании, что порой трудно поверить в столь случайные совпадения. Эта история будет такой же.

Отредактировано Райнхард (2016-08-12 17:24:46)

2

Этот караван Крету решил сопровождать сам. Дракул возлагал большие надежды на него: шутка ли, война всегда приносит много денег, для этого даже не обязательно продавать гнутые ржавые наконечники для кос с вбитыми в них обухами топора под видом диковиных джумарских мечей за пару талеров. Одежда, бинты, настойки, несколько бочек с вином, солонина — простые вещи, нужные солдатам расходятся куда лучше, чем связка оружия для тех, кто воюет уже не первый день. Можно, конечно, было закупить стрел, но наверняка там есть какой-нибудь кустарь, мастерящий их и без каравана из Ороса.
Кочевники и разбойники, впрочем, тоже очень любят простые вещи и золото, что везут такие караваны. Стоило только покинуть владения князя Яноша, как разбойники всех мастей решили поживиться. Осевшие степные варвары, прошедшие половину Ороса и теперь разбойничающие шайками, которые в Силумгаре принято звать "банда". Родные ороские лиходеи, бегающие по лесам и нападающие с крон деревьев. Да так везде: кармартенские оборванцы с луками, силумгарские беглые крестьяне, элассийское ворьё, всегда найдутся те, кто захочет откусить кусок побольше от сочного каравана. И всё бы ничего, но даже если отребье не заберёт чего, так кто-нибудь оправится к богам.
Хорошо охраняемый караван Дракула прибыл в деревушку на границе с Кармартеном, хорошо известную бродячим торговцам, уже изрядно поредевшим. Строго говоря, Бёрчвуд даже деревней Крету назвать бы постыдился: большая корчма и несколько домов с соломенными крышами, обнесённые частоколом, но зато с каменной башней саженя в три, на которой всегда сидит один скучающий лучник. Но, что удивительно, тут было безопасно. Зачастую тут собирались искатели приключений да наёмники, готовые сопроводить торговцев за разумную плату. Три большие телеги, гружённые товаром, встали рядом с корчмой и кучеры тут же принялись распрягать лошадей. Купец выдал выжившей пятёрке охранников дневное жалование и отпустил их с условием, чтобы те не напивались и были готовы идти дальше уже завтра. Тяжело вздохнув, Речивый распахнул двери в трактир и уверенным шагом направился к уже хорошо знакомому Туку, тучному трактирщику, которого оросцы из каравана по привычке звели "корчмарь".
— Здрав буде, — поздоровался на родном языке Дракул, вставая напротив здоровяка и положив на стол трактирщика свою шапку. Тот поднял глаза и расплылся в полубеззубой улыбке.
— Здорово, здорово. Давно не видал тебя.
— Всё дела, дела, — перешёл на кармартенский с заметным акцентом Крету, поглаживая бороду. — Вот по делам вновь и на ноге.
— В твоих годах, да с товаром ходить… — покачал головой Тук, зачерпывая чистой пинтовой кружкой эль для торговца.
— Не всё можно велеть лоточникам, сам понимаешь. — Пожал плечами Крету и положил пять медных грошей, пододвинув их корчмарю. — Ты ведь тоже в подвал с вином кухарок не пускаешь.
Тук хохотнул, глядя как Дракул отхлебнул пенистый эль и растёр пену по седеющим усам.
— Ты мне скажи, комната-то найдётся?
— Ну остались только шиллинговые… — буркнул Тук, почёсывая лысый затылок. Крету прекрасно знал, что у трактирщика есть комнаты дешевле. он всегда напервой пытался просунуть ту, что подороже. Будь Дракул лет на двадцать моложе, он бы сторговался и на клоповник в подвале корчмы за пяток грошей, но возраст и усталость давали знать о себе. Впрочем, отпускать Тука без торга Речивый не хотел.
— Брешешь, — вдруг перешёл на ороский Дракул, прекрасно зная, что толстяк его хорошо понимает. Тот глупо моргнул, попытавшись сделать вид, что всё же не понимает, но под суровым взглядом купца перестал делать вид. — Уж почитай зим двадцать я тебя точно знаю, а ты всё брешешь мне про серебряки.
— Дык, милсдарь, жить-то надо… — попытался оправдаться Тук, почувствовавший себя нашкодившим ребёнком, которого поймал у себя в поле крестьянин. От такой наглости Крету даже немного крякнул, после чего оглядел зал, где сидело по меньшей мере дюжины две путников и ещё с десяток бродил по деревне, клея не то, чтобы сильно недоступных крестьянок Бёрчвуда. Выразительный взгляд голубых глаз сказал лучше любых слов. Тук помялся и со вздохом выдал:
— Десять пенсов.
Крету хмыкнул и продвинул по столу нужное количество монеток. Повернувшись к шумным посетителям, пьющим и пляшущим перед камином под весёлое брынчание лютни, Дракул встал так, чтобы было его видно получше. Самый верный способ набрать народ в путь - просто крикнуть в гуще народа. Чуть кашлянув и прочистив горло, громогласно объявил на местном наречии:
— Караван до Силугмара, нужна охрана. В день, стало быть, получите по три шиллинга и два раза еду. А кто идёт как путник, то беру недорого за провоз, но кормить не буду, всего по шиллингу.

3

Ирэнаделла пальцем поглаживала край деревянной кружки с элем и вдыхала его аромат. Яркий травянистый запах и ореховый привкус, который должен приносить удовольствие, окончательно был испорчен кислым послевкусием из-за неправильного хранения в погребе. Даже как-то стало немного жаль тех денег, что она потратила, ведь их и так осталось немного. Надо признаться, этот эль очень уступал тому вареву, которое готовят эльфы, но, как говорится, кто на что горазд.  В этом трактире Ира нашла для себя два занятия: играть в гляделки с элем или рассматривать людей. Именно рассматривать, потому что язык, на котором они между собой общались, остался для друидки загадкой, несмотря на то, что некоторое время она топчет эти земли. Из всех изученных слов девушка понимала «еда», «кров», «лечить» и «уходи». Кстати, последнее слово, если его применять к коренному населению, вызывало негодование, так что Ирэн подозревала, что оно имеет еще какое-то смысловое значение.
И если речь гостей трактира для нее оставалась загадкой, то язык тела присутствующих был намного красноречивей, особенно если учесть количество поглощаемого перебродившего алкоголя. Группа молодых воинов (или охотников) были слишком озадачены проблемами размножения, старик в углу периодически покашливал и Ира предположила, что жизнь медленно вытекает из его тела, пышногрудая девица, что подносила снедь гостям алчно оглядывала зал, а маленькая девочка, которая периодически выглядывала из дверей кухни (предположительно, ибо оттуда доносились ароматы еды) испытывала страх. Сам хозяин был спокоен, однако его внимательный взгляд зорко следил за всеми присутствующими, пару раз он оглядывал друидку, однако она не вызывала у него интереса.
Когда в зал вошел высокий статный человек, это привлекло внимание девушки. Он держался гордо и уверенно, всем своим видом показывая, что он хозяин своей судьбы. Старость уже затронула его тело, однако он прямо-таки излучал жизненную силу. Интересен гость был также своим нарядом, хотя, скорее всего, Ирэн выглядела странной со своими оголенными плечами в начале весны.  Девушка не хотела подслушивать, однако, когда мужчина перешел на кармартенский язык, Ира превратилась в слух. Худо-бедно она понимала, что говорит этот господин, но когда он обратился к толпе в зале, поняла только слово «Силумгар» и «деньги».
Ирэнаделла поднялась со своего места, оставив злополучный эль, и направилась к вошедшему гостю, чем привлекла внимание более или менее трезвой половины присутствующих. Она остановилась напротив господина и уверенно посмотрела ему в глаза. Его выражение лица с немного сдвинутыми бровями моментально отобразилось на лице девушке.
- Могу я… идти с тобой? Только нет… денег. –сказала она на кармартенском языке, тщательно подбирая слова, но потом девушка подумала, что господин наверняка знает сулумгарский, раз направляется в ту сторона, и уже более уверенно продолжила на нем. – Точнее сказать денег у меня маловато будет. Однако, могу предложить свою посильную помощь в пути, в основном целительские умения.
Она выжидающе посмотрела на своего собеседника, а потом перевела взгляд на его бороду. Густая рыжая с мелкой проседью борода на вид была очень шикарна, не чета всем тем, которые носили крестьяне и наемники. Подавив нелепое желание ее потрогать на ощупь, дабы не нарваться на неприятности и еще потому что импульсивность ей не свойственна, Ирэн все же решила сказать об этом.
- Мне нравится твоя борода. Цвет напоминает мне опавший клен.

Отредактировано Ирэнаделла (2016-08-13 13:41:19)

4

Уже пятый день Бёрчвуд служил временным пристанищем для беловолосого наемника, решившего отложить на время дела и проведать не таких уж и старых, но хороших знакомых. Весточку передать, да передохнуть пару деньков в приемлемых для жизни условиях, что само по себе было неплохой наградой для привыкшего к кочевой жизни бывшего солдата.
Мужчина сидел на кухне и потягивал холодное пиво, слушая рассказы Гретты, которая страсть как гордилась своей внучкой. Та, к слову, крутилась рядом, помогая на кухне и время от времени выглядывая в зал с посетителями.
Когда-то эта женщина выходила раненного Рихтера и теперь тот, время от времени, навещал Гретту и выполнял мелкие поручения вроде доставки письма или другой мелочевки. За два года знакомства наемнику так и не удалось убедить старушку, что он не мальчик на побегушках. Но, как говорится, спорить с женщиной – себя не уважать, а спор с пожилой мог еще и к нравоучениям привести, да и не правильно это.
- Ну, так что? – обратилась женщина, вытирая руки о фартук, - Знаю, что не хочешь туда, потому и спрашиваю. Я ж не зверь, да и ты не камень.
- Утомила моя компания, да? – усмехнулся мужчина, ставя кружку на стол и поднимаясь со стула, - За мою ранимую душу можешь не волноваться. Тебе я всегда готов помочь. Если не против, то отправлюсь с первым же караваном.
Гретта сложила руки на груди и запричитала благодарности, а после и вовсе кинулась обнимать Райнхарда. Сильная, хоть и миниатюрная, а язык-то как подвешен. Была бы на десяток другой лет моложе…
- Там дяденька в зале людей ищет. – робко отозвалась девочка, дернув Райна за рукав, - Как раз куда бабуле надо.
Беловолосый только кивнул, да внучку Гретты по волосам потрепал. Совпадения в жизни наемника случались не так часто, чтобы становиться параноиком. Зато их редкость заставляла стремиться не упускать выпавший шанс.
В зал Райнхард вышел почти сразу, не утруждая себя курткой или еще чем. Обычные походные сапоги, штаны да легкая рубаха – вот и все обмундирование наемника на данный момент. Остальное все лежало в комнате и ждало, когда хозяин снова отправится в путь.
Аура пожирателя магии окружала наемника, буквально высасывая магию из окружающих, если их мастерство уступало навыкам самого Рихтера. Сам мужчина уже давно смирился с нелюбовью окружающих его магов и их нервозности, а потому даже не отреагировал на тихий недовольный шепот в свой адрес со стороны пары посетителей.
- Это ты людей до Силумгара ищешь? – Рихтер обратился к бородатому мужчине на кармартенском, попутно кивнув хозяину сего заведения в знак уважения, - Хочу наняться в охранники.
Уже после в глаза бросились седые волосы еще одного заинтересовавшегося, коим оказалась молодая женщина. Судя по виду – наемница, хотя могли быть и другие варианты. Впрочем, сейчас не было ни времени, ни желании рассуждать о незнакомке.
- Эй, красота! Сдался тебе этот купец? Давай ко мне. Я тебе такое покажу, неделю ножки свести не сможешь. – громким не трезвым голосом пробасил за спиной девушки. Соответствующий аромат медленно начинал обволакивать говоривших, - Да ты не стесняйся. Я заплачу. Останешься довольна!
Одной рукой покачивающийся казанова поигрывал мешочком, в котором что-то позвякивало, а второй рукой задорно шлепнул друидку по заднице, не прекращая при этом похабно улыбаться и откровенно изучать телосложение своей возможной будущей пассии.

5

Крету ждал, что выйдет кто угодно: оборванец с вилами и гордым званием "ополченец", беглый каторжник с рогатиной из ветки берёзы, тщедушный парнишка со столовым ножом, но явно не ожидал этого. Молодая, возраста дракуловой жены, когда та померла, девчонка со шрамом на лице. Держалась она несколько… неуверенно, что ли, по крайней мере, выпившая компания бёрчвудских пьянчуг не была для неё родной, видно сразу. Дожидаясь, пока белая чудная подойдёт поближе, Крету сделал глубокий глоток заботливо зачерпнутого Туком эля и, проглотив, поморщился. Либо толстяк его разбавлял водой, в которой стирал свои обмотки, либо хранил его на солнце. "В следующий раз пусть лучше вина продаст", — подумалось Дракулу. Девка тем временем подала голос, на ломаном кармартенском попросившись в караван, что лишь подтвердило наблюдение торговца. Резкий переход, практически мгновенный, на другой язык слегка ввёл в ступор и пришлось потратить с пару мгновений, чтобы поймать смысл говоримого белой.
— Знахарь в дороге это хорошо, конечно, — цокнул языком Речивый. Если она действительно хороший целитель, то наверняка бы не просилась с караваном, а нанималась в него. Пока Дракул размышлял, девка прибегла к первому инструменту заправского рыночного лоточника, которым в совершенстве владели в Джумаре — лести. Речивый добродушно усмехнулся в усы. Девчонка начинала ему нравится, хотя он и не купится так просто, нет-нет. — Надеюсь, посерьёзней простуды да медвежьего недуга лечить умеешь? Ну, стало быть, ежели да, то завтра отбываем. Но кормить всё равно не буду бесплатно, сама понимаешь. Да не бойся, беру немного, уж пара… — Дракул пощёлкал пальцами свободной руки в воздухе, подбирая нужное слово на силумгарском, — медяков-то на тарелку похлёбки и кусок хлеба найдёшь?
А вот уже вслед за знахарем поползли те, кого Дракул и ожидал увидеть наперво. Долговязый, но тощий, что молодая ель, парнишка с сикось-накось вбитым в древко от лопаты обломком ножниц для стрижки овец. Одноглазый мужик постарше купца с коротким луком. Молодой парень в кожаном нагруднике и с коротким мечом выглядел бы неплохо, если хотя бы стоял на ногах дольше одного вдоха. Крепкий крестьянин с огромной дубиной и в наспех сшитом набивнике на голое тело. Девка в остроконечной шляпе и с причудливой резной палкой в руке, видимо, хотевшая произвести впечатление молодой студентки какой-нибудь магической бурсы. Впрочем, эта девка сразу не понравилась Крету, он видел в ней что-то неуловимо знакомое. Посмотрев ей в глаза, Речивый как бы невзначай дотронулся сперва уха, а затем склонил голову вбок. На лице девки чётко стало читаться разочарование и она, поникши, отошла в сторону. Может, Гильдия была и разрозненной, но этот жест знали по всему материку. Жест "своего", ничего не скажущий людям "со стороны". Ещё раз хмыкнув, Дракул принялся внимательно рассматривать кандидатов. Одобрения заслужили одноглазый с луком и крестьянин с дубиной, тому молодому, с мечом, Крету велел быть завтра с утра, если подойдёт, то отправится с ними, а если нет, то продолжит надираться в долг. Двое бойцов, конечно, было маловато, но больше никто не хотел встать на защиту. Купец уже было собирался отвернуться, как почувствовал, что у него начала кружиться голова и слегка ослабели руки. Он недоверчиво посмотрел в кружку с прокисшим элем, мысленно посетовав на него, но от размышлений о честности Тука его оторвал ещё один нестарый, но такой же седой, как и самый первый нанявшийся.
— Стало быть, я, — ответил Дракул, внимательно посмотрев на мужчину. В голове внезапно пронёсся вопрос, были бы их с той знахаркой дети тоже седыми от рождения. — Три шиллинга в день да два раза еда. Оружие и броня-то хоть есть?
От принятия в караван ещё одного стражника всех отвлёк нетрезвый бас. Крету нахмурился и посмотрел туда, откуда шло сопровождающее его похмельное зловоние. Крупный мужик, напоминающий одного из батраков в его купеческом доме подбрасывал небольшой холщовый мешок с монетками. Намётанный глаз торговца разглядел в них некрупные неровные кругляши пенсов, когда-никогда перебивавшиеся серебряками поровнее и побольше.
— Поди-ка прочь, doorak, — ввернул в настойчивую просьбу ороское словцо Дракул, похлопав себя по поясу, где висела тяжёлая булава, скрываемая ниспадающим длинным подолом кафтана. — Не видишь, что ль, дела ведутся.

6

Остаться голодной друидка не боялась, как-никак в дороге сможет найти себе пропитание, но и пара медяков тоже небольшая плата. Она кивнула, главное согласится сейчас, а вот время покажет, чей огород богаче. Окрик купца заинтересовал многих гостей трактира и они чередой стали вставать со своих мест. Ирэн, не понимая того, о чем они переговаривались с господином, с любопытством осматривала их, как потенциальных спутников в пути, и же выбор купца был очевиден, кроме отказа той девушке. Почему он не взял с собой молодую магичку, ведь в дороге маги могли во многом помочь, хотя, что ей до этого? – наверняка господин и сам неплохой колдун.
И тут появилось нечто, что всколыхнуло и неприятно заскребло по магическим нитям, которые исходили из друидского камня, разом накатив волну неопределенного ощущения на Ирэнаделлу. Она резко обернулась, стараясь найти причину такого буйства энергии, словно та из последних сил цеплялась за ее сердце, но далеко искать не пришлось. Оно, точнее он, оказался совсем рядом, пытаясь наняться в караван к господину. Ира уставилась на молодого парня: держался он непринужденно и спокойно, не похоже, что ему нужны деньги и заработок. Хотя одежда на нем была обычная, такая, которую можно достать у любого торговца, но само тело выдавало в нем толкового воина – движения, походка, жесты, да и сами глаза говорили, что связываться с мужчиной опасно. Ира приподняла голову, чтобы посмотреть незнакомцу в глаза, слегка склонила ее на бок – друидку немножко разочаровало, что он не ответил на ее взгляд. Возможно, она бы и заговорила с парнем, следовало узнать, что он из себя представляет и почему ее магия так реагирует на присутствие этого человека, но ее окутали зловонием винные пары изо рта какого-то пьянчуги. Его жесты и помутненные сальные взгляды были красноречивыми и практически перевели то, о чем пытался говорить его язык. Неожиданный шлепок по ягодице заставил ее ощутимо покачнуться. Она сжала левую руку, в которой обычно держала посох (можно огреть нахала им), но девушка так непредусмотрительно оставила его у стола, на котором еще стоял эль. Больше разгневавшись за свою беспечность, Ира среднем пальцем правой руки поддела петлю на наруче, что плотно обвивал ее запястье, и в ладонь скользнуло гладкое лезвие ритуального ножа.
Нет, Ирэн не смогла бы убить этого болвана без надобности, но, как и любое живое существо, она имела право защищаться. Колючий терновник всегда показывает шипы, а уже человек решает продираться через него или лучше обойти. Вот и Ира немного бы полоснула наглеца, так самую малость.
К счастью (или к сожалению), это делать не пришлось. Властный голос «хозяина жизни» присадил немного пьяного развратника и тот в примирительном жесте поднял руки, сказав пару слов уже более миролюбивым тоном. Друидка незаметно, стараясь, чтобы никто не догадался о припрятанном лезвии под широкими рукавами, задвинула нож обратно и пристегнула застежку. Что ж, она договорилась с купцом и завтра получит то, что ей нужно, так что можно сейчас отправиться отдыхать. Ирэнаделла, не глядя на мужчин, быстрым шагом направилась к столу, подхватила свой посох и вышла из гула трактира в прохладные объятия весеннего вечера.
Как такового леса вокруг поселка Бёрчвуд не было… так, редкая лесополоса, а также фруктовые насаждения вокруг. Они стояли в немой великолепии пробуждения природы. Несколько довольно самоуверенных деревьев уже стали распускать почки в надежде, что морозы ушли до осени - Ирэнаделла лишь хмыкнула на такую беспечность и уселась под одним из таких. Девушка прислонила голову к стволу и прикрыла глаза, в горле ужасно першило, а непривычные ощущения от встречи с тем наемником понемногу отступали. Наверное, ее уход можно было расценить, как бегство, но это же естественно спасаться от того, что, так или иначе, угрожает тебе.
– Это как называется? Что это? Как вообще он посмел? Да я ему… вот посмотрим, что с ним сделает Великий Гело. – маленький урх появился перед Ирэн и принялся махать дубинкой с железным наконечником, избрав для избиения высокий стебель сухой прошлогодней травы. – Я там чуть не задохнулся… а он так спокойно, даже не глянул на нас. Ух, я ему покажу…
– А, появился… - тихо произнесла Ира, приоткрыв глаза. – Ну, полно… Не шуми.
– Ты должна отказаться от каравана. – урх уселся напротив, скрестив ноги и похлопывая своим оружием по земле. – Это ж невыносимо.
– Посмотрим… А теперь спрячься, не хочу, чтобы тебя видели суеверные крестьяне. – и девушка снова прикрыла глаза.

Отредактировано Ирэнаделла (2016-08-18 10:40:38)

7

На вопрос нанимателя мужчина только кивнул. Распинаться и перечислять все, что имелось в наличии, сейчас было бы обычным бахвальством. Можно носить меч на поясе, а в бою хвататься за его лезвие.
- Скажи, где и во сколько нужно быть.
На изучающий взгляд одного из рядом стоящих Райн никак не ответил, в отличие от подошедшего пьянчуги. Мужик уже давно донимал окружающих, но раньше его просто игнорировали.
Казанова покачнулся, икнул и недоверчиво посмотрел сначала на купца, а потом взгляд скользнул ниже.
- Понял. – мужик поднял руку в примирительном жесте, - Баба твоя.
Получить в морду никто не хотел, а потому мужик решил ретироваться обратно к своему столику. Уходя, правда, прошипел что-то про шлюх и стариков.
Рихтер наблюдал за всем происходящим со спокойствием сытого удава. Нет, он бы, возможно, вмешался, если дела приняли совсем скверный оборот, но начинать драку ему не хотелось. Не по-человечески это – устраивать кавардак в доме, где тебя приютили на время. Зачинщиков в зале и так хватало. Трое у противоположной стены собирались вступиться за своего приятеля, а некоторые из прочих хотели просто поглазеть на развитие событий.
- Добром это не кончится… - покачал головой Райнхард, глядя, как за вышедшей из трактира девушкой через несколько минут поднялся неудавшийся любовник с парой дружкой.

Нетрезвая компания, оскорбленная отказом и вмешательством третьих лиц, увязалась за девушкой, следуя на расстоянии и дожидаясь, пока жертва останется одна.
Зачинщик подошел ближе всех, оставив друзей посматривать за окрестностями.
- Дамочка, че эт так быстро убежала, а? – мужик присел рядом с друидкой и приобнял за плечи, - Да ты не бойся. Я ж добрый. Женщин люблю и не обижаю. Зачем тебе этот старик? Обогрею и накормлю…
Пусть он и выглядел неуклюжим и пьяным, но сил ему хватало, чтобы не дать беловолосой пошевелить руками и вырваться из крепких мужских объятий.

Раз маг нанялась в караван, то способности у неё должны были быть, и постоять за себя женщина должна уметь. С другой стороны на стороне мужчин был численный перевес, и Райнхард без особого энтузиазма покосился на входную дверь.
- Пойду посмотрю, куда эта пьянь пошла, пока не натворили чего.
С этими словами наемник пошел к выходу. Возможно, отчасти он чувствовал свою причастность ко всему случившемуся. Все-таки Рихтер сам привел этих троих в Бёрчвуд.

8

Дракул любил краткость в делах, что не касались товара. Не смотря на то, что наймитов требовалось бить по рукам за наглость, к торговле это отношения не имело, по мнению купца, поэтому седой мужик, сразу согласившийся на условия, хоть и выглядел подозрительно, но устраивал достаточно.
— После рассвета выдвигаемся, во дворе корчмы уж не ошибёшься повозками. — Беззлобно ответил мужчине Крету, потрясши свою кружку. Всё-таки, элем он доволен не остался, особенно учитывая слабость в руках, не сильную, но заметную. Небольшая ругань с местной пьянью не успела дать роста. Знахарка, что была причиной спора, выпорхнула через дверь, едва все нанятые получили последние указания, а вслед за ней, спустя пару минут, вышла и пьянь. Крету посмотрел на того, что подошёл последним, когда он не остался доволен ситуацией. Дракулу это тоже не нравилось, не для того он сейчас тратил своё драгоценное время, чтобы тут же потерять нанятых. Ещё немного времени спустя тот же белоголовый наёмник решил проверить, всё ли у знахарки в порядке.
— Постой-ка с минутку, — чуть задержал мужчину Речивый, ставя свой эль на ближайший стол. Оглядев зал, где каждый уже вернулся к своим делам, он заметил двух своих охранников, сидевших за маленьким квадратным столиком из побитых жизнью и дракой досок. Недолго думая, Крету перешёл на родное наречие и окликнул их. — Янош, Иван, пойдите сюда.
Иван, высокий и широкий в плечах мужик из крестьянских, его выкупил старший сын Дракула как раз для ополчения, встал с места, едва не перевернув всё. Янош же, сухопарый франт с чёрной бородкой клином, некогда один из лучших охотников во владениях Базиля Мражича и большой любитель поиграть в карты с Гильдией, а ныне отрабатывающий эти карточные долги, с трудом-то поднял голову, глядя на купца.
— Шелудивого пса ты сын, — обозвал лучника Крету, — Когда ж ты так нажраться-то сумел, мы в Бёрчвуде всего-ничего?
— Дык, барин, ты ж… — Янош громко отрыгнул, прервав свою нетрезвую речь, — ты ж сам до пет'хов осв'б'дил!
— А ещё я велел завтра на ногах прямо стоять, дубовый котелок твой!
— Дык то завтра ж, барин!
— Тьфу на тебя, — махнул рукой Крету. — Иване, будь добре, поди с мужиком, да последи за порядком.
— Эт запросто! — неунывающий Иван снял с пояса палицу и посмотрел на Райнхарда.
— Это Иван, — вновь перешёл на кармартенский Дракул, — Мужик он надёжный, поможет если чего.
Двоица ушла. Крету взял свою кружку и посмотрел в неё ещё раз. Как ни странно, слабости и лёгкого головокружения больше не было. То ли, пока Речивый ругался на Яноша успел слега проясниться, то ли и вовсе показалось. Купец сделал ещё один глоток и прислушался сам к себе. Лишь кислота перебродившего эля да лёгкий, приятный хмель.
— Дивно всё это, — в усы себе пробурчал купец, подходя обратно к Туку.

9

Девушка подергала плечами, стараясь скинуть с себя лапищи пьянчуги, однако, все было тщетно. Он держал ее очень крепко, пальцы больно впились в руки чуть выше локтя так, что не давал возможности Ирэн поднять ладони. Хоть она и не понимала что именно говорит мужчина, но угадать его намерения было нетрудно. «Придется искать помощи у природы.» – мысленно вздохнула друидка, нащупывая пальцами шершавый ствол фруктового дерева. Закрыв глаза, она воззвала к дереву, которое очень неохотно отзывалось в ответ, как сонный ребенок, когда мать его будит рано утром для выпаса коров. Ирэнаделла увидела, как медленно течет жизнь в этом стволе, значительно медленнее, чем в грибковой плесени на нем, но все же оно откликнулось, готовое послужить друиду.
«Гело, наложи Иргрит!» - лишь только Ира сформировала эту мысль, на дереве сразу загорелся зеленым светом круглый знак силы. Круг, в котором три вихревых потока переплетаются, соединяются и снова уходят в его очертания, вспыхнул на мгновение и впитался в кору.
Далее все произошло молниеносно. От общей кроны отделилась длинная ветвь и обвила шею мужчины, начиная сдавливать ее по желанию Ирэн. Пьяница тут же схватился за нее, он старался разорвать или ослабить хватку и вдохнуть побольше спасительного воздуха. Друидка чувствовала, как сопротивляется природа дерева ее желанием, ведь не дано фруктовой древесине извиваться, как лоза, но девушка крепко держала ее. Дилемма выбора: убить или нет, промелькнула лишь на мгновение, и сразу была задвинута на задворки сознания. Ира пошевелила пальцами и молодой побег, изогнувшись, влез прямо в ухо незадачливому любовнику. Он медленно продвигался, сначала доставляя щекочущее ощущение, а потом боль. Когда мужчина закричал, Ирэнаделла поднялась под недоуменные взгляды его нетрезвых компаньонов и спросила на сулумгарском языке:
- Сделать тебя на всю жизнь дурачком? – она театрально наклонилась к здоровяку, как только он замолчал, а далее заулыбалась, повторяя его слова.: - Убивать не буду… разве что полоумным сделаю.
Ирэн провела рукой по стволу и собрала мелкие кусочки грибка, измельчив их, она открыла ладонь прямо напротив лица задиры. Мелкие ошметки древесного паразита на миг подсветились зеленым светом и погасли.
- А это… - друидка сдула плесень в лицо мужчины. – Небольшой подарок от меня. Так сказать, компенсация твоих неудовлетворенных желаний.
Грибковые споры, получив мощный заряд жизненной силы и попав в благоприятную тепло-влажную среду носа и рта, принялись активно порабощать клетки организма. Они причиняли много неудобства, раздражали и зудели. Девушка зло улыбнулась и приказала ветви обвиться вокруг ее руки, потом она перевела взгляд на двух свидетелей этого представления и вопросительно кивнула, предоставляя шанс им выбрать – напасть на друидку или же забрать своего товарища и скрыться с глаз. Она знала, что их заводила скоро начнет кашлять и чихать, возможно, у него может появиться лихорадка, связанная с воспалениями, не говоря о том, что женщину он еще не скоро захочет, но это все поправимо.
Ирэнаделла ожидала решения двух мужчин. Она шумно втянула ноздрями воздух и,  сделав шаг назад, обратилась к уже изрядно отрезвевшим злыдням:
- Ну..? 

Отредактировано Ирэнаделла (2016-08-18 21:25:39)

10

Кивнув купцу, Райнхард вышел из трактира вместе со здоровенным детиной. Воздух был прохладен и свеж. Мужчина немного поежился, думая, не вернуться ли за курткой. С другой стороны, если те кретины пошли туда, куда подумал наемник, то куртка не понадобится – только попортить её выйдет, когда дело до драки дойдет.
Искать причину возможного вечернего беспорядка долго не пришлось. Во-первых, можно было без проблем уловить маги девушки, а, во-вторых, одно из пьяных туловищ маячило совсем неподалеку, то поглядывая на вход в трактир, то нервно оглядываясь назад.
- Туда. – на ломаном ороском скомандовал Ивану мужчина.
Завидев приближающуюся пару воинов, стоящий на шухере засуетился, но так и не успел ничего сделать. Спорить с командиром, хоть и в прошлом, на собственной шкуре значило испытать его тяжелый характер.
- Я… п-пойду… - заикаясь, выдавил пьянчуга, переводя взгляд с одного мужчины на другого. Воистину неизвестно, кто из них окажется страшнее.
Рихтер в ответ только коротко кивнул и двинулся дальше, как раз вовремя, чтобы застать двух оставшихся приятелей в весьма затруднительном положении. Беловолосый отчетливо чувствовал магию, текущую от девушки к дереву, и стоило лишь немного сосредоточиться, как связь и вовсе исчезла, вернув дереву его естественное поведение. Ирэнаделла ощущала, как магия в ней слабеет, но что куда страшнее – это же заметили и нападавшие.
- Ах ты ж мразь! – завопил еще недавно испуганный казанова.
- Молчать. – голос Райнхарда звучал громко и властно, - Иди проспись лучше, пока копыта не откинул.
Силумгарский был мужчине ближе, а потому в общении с более-менее знакомыми предпочитал именно его. Вот и сейчас белобрысый вещал командным тоном, расписывая ошибки нерадивого пьянчуги. И пока двое мужчин были поглощены спором, третий, оставшийся без внимания напарник казановы, бросился удирать, крича про драку и ведьму-убийцу.

11

Когда из-за спин нападавших появились еще двое мужчин, одним из которых был  сереброволосый, который нанимался в караван, Ирэнаделла напряглась, почувствовав знакомое омерзительное ощущение. Грудь сдавило, а каждый вдох и выдох сопровождался дикой болью в горле, к тому же Гело места себе не находил в камне. Она почувствовала, как камень стал ледяным и мелко задрожал. Когда ветвь дерева распрямилась и со свистом вернулась обратно в крону, острые когти страха сжали ее сердце, ведь теперь она почти беззащитна. «А вдруг те, кто так браво разогнали пьяный сброд, лишь надеются продолжить ими начатое дело?» - мелькнула мысль в голове и, как ни пыталась девушка задвинуть ее подальше, продолжала крепнуть.
- Я бы сама справилась. – охрипшим голосом произнесла друидка, смотря сереброволосому мужчине в глаза. Судя по всему, он был знаком с нападавшими и, что хуже всего, они боялись даже его голоса – значит человек он опасный, а учитывая его влияние на магию, для Ирэны он опаснее вдвойне. Но все же он вмешался, а значит, новый виток судьбы уже сделал оборот.
- … но спасибо. – более сдержанно поблагодарила Ирэнаделла, стараясь, чтобы ее голос звучал обыденно. Ей нужно было еще закончить ритуал, потому что вмешиваться в естественный цикл, не отдавая ничего в замен, запрещено. Ирэна отошла на пару шагов назад и присела перед стволом. Дышать было тяжело, а камень на ее лбу раскалился и Гело страдал. Незаметно лезвие скользнуло ей в руку и девушка сделала неглубокий надрез на ладони. Темная в вечерних сумерках кровь медленно заскользила по пальцам и каплями стала падать на землю – пришлось прибегнуть к этой жертве, раз другие сбежали. Когда капли перестали орошать землю, а кровавые ручейки на руке подсохли, Ирэн поднялась, подхватила посох и снова посмотрела в глаза мужчине. Нужно было уходить подальше, чтобы больше не мучить себя и урха, поэтому девушка хотела попросить, чтобы они пропустили ее, и тогда она спрячется до утра так далеко, чтобы не  чувствовать это давящее опустошение. Но вместо этого другие слова вырвались:
- Прекрати! Ты делаешь нам больно. – друидка запнулась. - …мне. Ты делаешь мне больно.

12

Самоуверенности девке было не занимать. Похоже, её совсем не волновало, что завтра ей и шагу ступить не дадут. Одно дело напугать пьяных мужиков и отвадить их от себя, и совсем другое покушаться на их жизни. Три трупа будут весомым поводом, чтоб отправить чародейку на костер без суда. Да даже одного мертвого хватит, а уж дружки его точно постараются выставить все совсем в ином свете. Кому поверят? Вопрос интересный, но ответ достаточно печален. Убийца останется убийцей, а события всегда можно исказить.
- Вижу, как ты справляешься. – огрызнулся Райн, все еще не отойдя от спора с пьяницей, - Думаешь местным будет интересна твоя версия событий?
Пытаться колдовать при пожирателе занятие достойное любителей всяческих извращений. Пусть сейчас мужчина и не пытался напрямую подавить заклинание, сама по себе аура плохо влияла на магов. Рихтер хотел еще что-то сказать, но осекся. Вскрик девушки стал неожиданностью.
- Забери её отсюда. – обратился на ороском к Ивану наемник.
Сам же Райнхард схватил стоявшего на шухере за локоть и потащил к жертве магии друидки. Беднягу следовало оттащить к лекарю и как можно скорее. Подхватив казанову под руки, мужчины повели его прочь.
- Не высовывайся до завтра, если жить хочешь. – бросил Ирэне наемник, проходя мимо.

13

Иван нахмурился, но кивнул беловолосому мужчине, несколько грубовато вытянув девушку за руку с того места, где она стояла. Простак, деревенский дурачок, оросец не понял, что раненые пострадали из-за магии, он вообще её не разу не видел, не считая ведуньи при барине. Отойдя на пару десятков шагов от "платинового блондина", охранник каравана отпустил "платиновую блондинку" и коснулся своей руки, затем протянул её к женщине, после чего махнул рукой, давая знать, чтобы она следовала за ним.
— Пойдём, горе луковое, — бросил Иван на единственном языке, который знал. Говорить ему всё равно приходилось в пути мало.
Больше дуболом не сказал ничего. Он даже не запомнил, пыталась ли с ним разговаривать эта женщина, он лишь пустил её перед собой и озирался по сторонам, дабы не нарваться ни на кого больше, кто мог бы нарушить покой Бёрчвуда и каравана Дракула в частности. Наконец, Иван пропустил женщину внутрь таверны и поманил за собой, к торговцу, который вальяжно расселся за освободившимся столом. Крету опрокинул содержимое кубка и утёр усы от не менее кислого, нежели эль, вина. Седеющая бровь вопросительно изогнулась, когда громила-Иван подошёл к столу вместе с женщиной.
— Ну, расскажешь чего?
— Дык это, барин, — засмущался Иван, почесав затылок. — Тот, белый, велел забрать эту, белую, там драка была, но это не мы, чесслово, вот те душу!
— Ох, мужиком был, мужиком и останешься, — махнул на охранника рукой купец и достал несколько медяков, протянув "батраку". — Давай иди, да чтобы завтра был как лист перед травой!
Бугай сгрёб монетки и улыбнулся во весь рот. Было видно, что нескольких зубов у него не хватает. Он поклонился в пояс Речивому и побрёл к стойке, где толстяк-владелец таверны уже кого-то выпроваживал спать. В этом "ком-то" можно было узнать Яноша.
— А ты садись-ка, — уже на силумгарском обратился к девушке Дракул, указав пальцем на стул. — Да расскажи, что там такое было и где тот мужик?
Речивый внимательно слушал рассказ, ни разу не меняясь в лице. Он делал так всегда, дожидаясь пока сказать больше будет нечего его визави, после чего говорил сам. Купец не любил, когда его перебивают в разговоре, не считая торговли. Наконец, когда дамочка сказала всё, что только могла, Речивый подлил вина себе в кубок, тяжело вздохнул и слегка прогнал по кругу ёмкости жидкость, жест, подсмотренный у элассийских аристократов. Сделав глубокий глоток, Речивый со стуком поставил сосуд на стол и посмотрел на собеседницу.
— Послушай меня, девочка, — Крету утёр рукавом рот, никоим образом не стесняясь. — Ты лечить умеешь, да смотри, как бы только тебя и не оставалось лечить. Я ж тебя на провоз беру, а не на охрану, да и до завтра я бы и усом не повёл, не будь того мужика, на тебя чем-то похожего. Послушай-ка меня, а я тебе в отцы гожусь, ляг ты спать до завтра, а там…
Что было бы "там" Ирэнаделле узнать было не суждено: в таверну ворвался первый бежавший с "поля боя", взъерошенный и с дикими глазами. Он встал в центре таверны и ткнул пальцем в седую.
— Ведьма! — заорал он, пытаясь унять дрожь в руках. — Она ведьма! Индаром клянусь, сжечь её!
Неудавшийся разбойник продолжал орать что-то в том же роде. Толпа в зале стала коситься нездорово на стол, за которым сидели купец и друид, и назревала проблема большая. Мужики да бабы разбираться не любят, даже в сравнительно дружелюбном Бёрчвуде, поэтому приходилось взять всё в свои руки. Крету медленно поднялся со своего стула и сделал шаг вперёд.
— Ты что, родной, — хитрые глаза торговца пытались поймать взгляд взъерошенного мужика. Спустя пару секунд он, взгляд, всё же попался и уже большая часть дела была сделана. — Захмелел изрядно? У тебя все, кто не хочет с тобой на сене поваляться, ведьмы? Да так всех женщин, окромя твоей собаки, можно ведьмами клеймить!
Дракул жестикулировал активно и помпезно, широко разводя и сводя руки, сгибая их в локтях. Никому бы и в голову не пришло, что это не просто замашки торговца, по крайней мере, не все. Этим пассам его научил Заль, и имели они значение куда как более глубокое, нежели запутать или отвлечь. Речивый всё продолжал говорить, немного шутя, немного угрожая, а мужик менялся на глазах. В какой-то момент у него поплыло всё в глазах и просто-напросто его вырвало, прямо на пол таверны.
— Вот! — Торжествующе указал на него ладонью купец. — Так пьян, что держать в себе свою похлёбку не может. Сефран пожалей, что за вонь…
— АХ ТЫ ПЁС ПРОКЛЯТУЩИЙ, СЫН ШЛЮХИ! — толстяк Тук вылетел мигом из-за стола своего и схватил жертву магии Дракула за шкирку, словно щенка, которого надобно было утопить. — А НУ УБИРАЙСЯ ОТСЮДА…
Крету повернулся к друиду и покачал головой.

14

Друидку торговец пригласил присесть и рассказать о том, что случилось. Она внимательно посмотрела тому в лицо: на нем не отражалось каких-либо эмоций, а только спокойное внимание. Ирэна не желала говорить что-либо этому человеку, как ей казалось, она и не должна ни перед кем отчитываться, но с тех пор, как девушка получила разрешение отправляться с его караваном, ее поведение  и действия влияют не только на собственную судьбу, но и на тех, кто так или иначе связан с друидом. В итоге она решила, что купец имеет право знать все, ведь он рискует, беря в свой обоз разных людей, которых видит впервые.
- Господин, заверяю, что я не убийца и не смутьянка. – Ира сложила руки перед собой, шумно выдохнула и поменяла выражение лица с негодующего на спокойное под стать своему собеседнику. Она негромко, но довольно четко, изложила суть происшедшего, изредка поглядывая на его реакцию. Но мужчина оставался безучастным к рассказу, он сделал глоток вина и посоветовал пойти отдохнуть. Совет был встречен Ирэнаделлой с энтузиазмом, ведь она и сама хотела бы уже примоститься где-то на тюфяке с соломой и закрыть глаза. За сегодня из нее два раза пытались выпить магию, а это так утомительно и больно.
Резкий окрик «Ведьма!» огласил зал харчевни, перекрыв собой весь многоголосый гул. Один из незадачливых нападавших указывал пальцем на Ирэн и все присутствующие повернули голову к ней. Сердце замерло на несколько секунд, а дальше помчалось бешеным галопом, ведь обвинение в ведьмовстве может  повлечь (почти всегда) за собой последствия, где единственным выходом будет смерть обвиняемой. Ирэн качала головой в немом отрицании, ее глаза начали прыгать с одного лица на другое, пытаясь найти хоть одно, которое не поверит россказням. Рядом раздался все такой же спокойный, но с крупицами издевки,  голос купца и девушка резко повернулась к нему. Тот смотрел только на немного покачивающегося на нетрезвых ногах мужика, который еще пытался оправдываться и бормотал себе что-то под нос. Настроение толпы уже менялось из-за речей господина: люди смеялись над похотливым пьяницей, который переоценил свои способности. И только друидка заметила изменения, которые происходили с телом этого мужчины - на него кто-то влиял извне. В итоге опозоренного пьянчугу хозяин трактира выволок за дверь, а прыткая служанка прибежала с ведром и тряпкой.
Девушка выдохнула, как только угроза ее свободе миновала, но тут же  раздражение накатило волной.
- Ну, что ж это такое-то? – Ира раздосадовано стукнула кулачком по столешнице и понизила голос. – В мире, где полным-полно магов, обычный друид вызывает страх. Когда узнают, что целитель, облегченно вздыхают, а лишь начинаешь исцелять с помощью магии, так сразу ведьма. Вот где справедливость?
Ирэн не ожидала ответа, скорее высказала то, что накипело на душе. Будь она мужчиной, этих неприятностей не случилось бы, а будь дома вообще, то ведьмой никто не посмел ее назвать. Однако, торговец защитил ее и девушка была искренне благодарна за это. Она приложила руку к груди и кивнула, произнося:
- Спасибо тебе. Я не знаю, как тебя зовут, но теперь я твоя должница. А сейчас я бы хотела воспользоваться твоим советом и пойти отдохнуть. До рассвета не так уж много времени осталось, так что спокойного сна и тебе.
На втором этаже трактира у самой стены расположилась маленькая комнатка, точнее это была каморка, но предприимчивый хозяин решил, что и это помещение должно приносить прибыль. А таким путешественникам, как Ирэн, много места и не нужно: соломенный тюфяк на дощатом полу и плотная дверь, которая закрывается на засов – сон будет обеспечен, лишь только голова коснется матраса. Друидка улеглась на это ложе, укрывшись своим одеялом из заплечной сумки, и закрыла глаза. Ее мысли возвращались к тому, что она увидела недавно в обеденном зале, - кто-то повлиял на организм мужчины, причем девушка не могла сказать повлечет ли это какие-то необратимые последствия для него. «Это, словно, заставить воду в реке остановиться, вмешаться в ее привычное течение. В связи с этим она может и русло изменить, и выйти из берегов.» - подумала Ирэнаделла. Вспомнилось, как господин активно жестикулировал в том разговоре, так что сомнения в том, что магичил он, отпали сами собой.
«Надо бы его предупредить, что сереброволосый крадет энергию. Хотя нет! Он должен был это почувствовать, а если нет, то это купцу, значит, и не помеха. Все, пора спать. Спокойной ночи, Гело.»
«Спокойной ночи, Ира.» - всплыл в сознании ответ.

15

Передав двух пьянчуг в руки не очень-то довольного лекаря, наемник зашагал обратно. Войдя на кухню через заднюю дверь, мужчина тяжело опустился на стул.
- Не переживай за него. Завтра протрезвеет и оклемается. – равнодушно бросила кухарка, и затем добавила более дружелюбно, - А письмо я в твои вещи завтра положу вместе с едой. Моя-то стряпня получше походной будет.
Райнхард кивнул и, поблагодарив женщину, вновь вышел на улицу. Везет же на магов, подумалось беловолосому, и тут же в сознании всплыла наиболее яркая личность волшебницы Лив. Оставалось надеяться, что на этот раз все будет спокойнее.
Ночь прошла без происшествий, и даже удалось неплохо выспаться, так что к назначенному времени Рихтер был в хорошей форме и добром расположении духа. Вещей у наемника, помимо меча и арбалета, было не слишком много, и все они поместились в седельных сумках бойкого игреневого скакуна, купленного не так давно у одного хорошего знакомого. Сейчас конь стоял рядом с хозяином, переминаясь с ноги на ногу и подставляя морду под руку Райна.
Купец не соврал, и его караван найти оказалось не сложнее, чем выпивку в трактире. Оставалось лишь дождаться нанимателя и двинуться в путь по его указке. А вот, собственно говоря, и он. Мужчина снял шляпу и кивнул в знак приветствия.

16

Дракул проснулся в прескверном настроении, вытащив из-под некогда пушистой перины (ныне эта перина представляла собой кусок ткани, набитый цыплячьим пухом, и, судя по запаху, вместе со шкуркой снятому) крысу за хвост. Та верещала и пыталась выбраться, но оросец сурово посмотрел на животину, стукнул её башкой об стол и выкинул в окно, на задний двор. Влезши в походные сапоги, купец подошёл к бадье, пару раз плеснул себе воды на лицо, после чего набросил на плечи дорожный кафтан и взял со стола шапку, громко хлопнув дверью. Нахмуренный торговец не попрощался даже с трактирщиком, выйдя сразу к каравану, который собирался в походе. Дракул знал, что проснулся раньше времени, он любил лично проследить, чтобы его товар был собран как надобно. Посчитав все тюки, сундуки и свёртки, он кивнул кучеру, велев тому запрягать, а сам отошёл к небольшому сарайчику, у которого была голубиная клетка. Купец мощно стукнул кулаком в дверь несколько раз, пока не появился заспанный старик, зевая во весь рот с единственным торчащим зубом. Он ещё не успел продрать глаза, как получил берестяной свёрток под нос.
— В Арматас. — Бросил Крету, второй рукой протягивая пяток медяков.
— Сдалось тебе, сынок, с утра-то пораньше… — старик взял протянутое и почесал грудь. Купец ничего не ответил, лишь развернулся и пошёл обратно, к повозкам. Там уже собрались все, кто должен был выдвигаться, разве что того, едва стоящего на ногах, видно не было. Янош же был на месте, только пил много воды из кувшина, стоя у конюшеной поилки. Торгаш осмотрел всех угрюмым взглядом, кивнув в ответ на приветствие беловолосого, и сделал знак встать полукругом.
— Значится, — слегка прокашлявшись завёл начальник. — Идём до Ордоса, там нынче какая-то кошачья свалка очередная. Никто раньше нигде не сходит, разве что, закопать придётся. Дорога, в целом, не лихая, но вот в Захолмье буяны найдутся. Лесов больших не будет до самого Силумгара, разве что дурачьё с дубинами, да беглые каторжники. Две большие стоянки в день, там и получите обед, а коли нужду справить захотите, то с повозки придётся, дойти надо быстро. Всё славно? Всё. По коням. Девка, что седая, садись вон в ту, где больше воинов, на такие прыгают неохотнее.
Купец влез на первую повозку, где из мешков было некое подобие кресла. Мерзкое ощущение плохого похмелья, словно старые, ещё отцовские, застолья вспоминались, вернулось. Дракул прикрыл глаза, желая, чтобы оно ушло. Но "оно" не уходило, заставляло подташнивать привыкшего к дороге торгаша. Чувство тревоги не оставляло его. Крету тяжело вздохнул и оглянулся назад. Та "Ведьма", вроде, тоже была не в лучшем расположении, да вряд ли она не выспалась. Это всё начинало казаться подозрительным, ведь все остальные, не считая должника-Яноша, которого вот-вот, да вывернет от пьянки вчерашней, чувствовали себя, вроде, хорошо. Цокнув языком, Крету повернулся на дорогу, глядя, как колея уходит за горизонт. Час, другой, третий, впереди показалась рощица. На всякий случай Крету взялся покрепче за лук и положил руку на колчан.
— Не нравится мне этот полулесок, — крикнул он назад. — Держите уши востро, авось чего случится!

17

Ирэнаделла проснулась от окриков, которые доносились со двора харчевни, еще до рассвета. В ее каморке было темно и пахло старыми портками, однако, девушка чувствовала, что выспалась. Вот только воспоминание о совместной поездке с сереброволосым красавцем наполняло ее сердце негодованием, ведь опять она почувствует немощь в борьбе за свою (!) магию. Но ничего нельзя было поделать, эти края совсем неблагоприятные для одиночного путешествия и Ира очень сильно себя корила за то, что забрела сюда. Караван – лучшее, на что можно рассчитывать.
Друидка поднялась на ноги – шея затекла, а левая рука замлела. Пара упражнений восстановили самочувствие, а после она пробежалась пальцами по припасам в поясной сумке и привычным движением выудила небольшую скляночку, заткнутую толстым корком. В этой баночке находился молодые ивовые коренья, настоянные на соке болиголова, которые очень хорошо обезболивают, но при этом не вызывают помутнения рассудка. Девушка достала один кусочек корешка и бросила его в рот, поморщившись от привкуса горького травяного сока. «Гело, я тебя прошу сегодня быть как можно тише. А лучше вовсе усни, пока я тебя не позову. Не хочу, чтобы ты страдал зазря. Нам еще предстоит много путешествовать вместе.» - мысленно попросила друидка свой камень, однако, он молчал. – «Ну, раз ты согласен, то спокойного отдыха. Я позаботилась, чтобы нам не помешал этот воришка и, надеюсь, это поможет.» Затем быстро скатала свое одеяло, пристегнула его к заплечной сумке, которую взгромоздила себе на плечи, и вышла на улицу.
Поспела она как раз вовремя: на большие повозки складывали весь скарб торговца и он самолично прохаживал меж рабочими, наблюдая за всем. С первыми лучами рассвета рыжая борода купца окрасилась яркими цветами, приободрив немного его угрюмый вид. Благодаря настойке, Ирэн не чувствовала особого дискомфорта поблизости сереброволосого мужчины, и лекарство слегка притупило мировосприятие, но, к счастью, она будет под надежной защитой охранников каравана. Друидка поправила заплечную сумку, поежилась от утреннего холода, лишившись поддержки магического тепла, и вознамерилась взять быстрый темп при ходьбе, как господин  Крету распорядился, чтобы она ехала в повозке среди охраны. Ирэн улыбнулась ему, подошла к повозке (один из парней подал ей руку) и взобралась, используя сначала ось, а потом и колесо, для упора.
Повозка в дороге мерно покачивалась, а Ирэнаделла сначала взирала на мир с безразличием, после стала открыто зевать - ее клонило в сон. Неожиданно негромкий окрик торговца заставил напрячься мужчин, которые ее окружали. Естественно, что беспокойство передалось  друидке и та стала всматриваться в неплотный ряд деревьев. Между ветками Ирэна заметила небольшой блеск пойманного солнечного луча, но что это определить не смогла. Возможно это топор, оставленный дровосеком в стволе повыше, чтоб разные проходимцы не своровали, а может и разбойник с луком и натянутой стрелой. Ирэнаделла тронула ближайшего к ней парня за плечо, а когда тот обернулся, мотнув густой гривой темных волос до плеч, указала ему на крону дерева со словами:
- Там что-то есть. И оно отсвечивает.
Не дожидаясь реакции на ее слова и не заботясь о том поняли ее или нет, Ира широко расставила пальцы, готовая в любой момент призвать порыв ветра на опасность, но не почувствовала  каких-либо ощущений наполняемости силы. Друидка тяжело вздохнула, в который раз пожалев о встречи с сереброволосым, и медленно осела на дно повозки. Пусть она покажется всем трусихой, но все же ей своя шкурка очень дорога.

18

План купца более чем устраивал наемника. Никаких лишних остановок или других задержек, что было на руку и означало скорую плату. Именно поэтому Рихтер не стал задавать лишних вопросов и, вскочив в седло, двинулся следом за повозками. Наниматель не был обычным человеком и видящий прекрасно это осознавал. Чтобы лишний раз не раздражать бородача, Райнхард держался у последних повозок, заодно посматривая, чтоб никто не свалился по дороге, или груз не выпал. Мерно покачиваясь в седле, Райн думал о том, куда направится дальше. Можно было навестить пару знакомых или прогуляться по иным заведениям. Но речь ведь шла про Силумгар! Наемник хищно улыбнулся, представляя себе случайную встречу с Джозефом и его перепуганную физиономию. Нет, этот крысеныш и носа не высунет за пределы своего безопасного логова, даже если его гнездо спалить дотла. Беловолосый сплюнул на землю. Все же даже спустя столько времени мысли о давней ссоре не давали покоя.
Райн поднял голову на окрик купца. Вот так скоро? Мужчина почесал шею и пришпорил коня, поравнявшись с нанимателем.
- Отсюда в Берчвуд недавно возвращалась группа наемников. Им должны были заплатить за очистку этой дороги. Уверены, что впереди что-то есть?
Бывший вояка не любил, когда работа выполняется, спустя рукава, а тех почти головорезов он сам неплохо знал и был достаточно удивлен, что они ушли, недоделав работу. Разве что в полулеске оставался кто-то из них на всякий случай. Тогда караван бы прошел без лишних неприятностей.

19

Мерзкого ощущения не было, но это стало понятно лишь тогда, когда оно вернулось. Вернулось вместе с беловолосым, шедшим на своём коне рядом, отчего сомнения, даже последние, отпали вовсе. Дракул покрепче перехватил лук и кивнул беловолосому назад, к повозке с "ведьмой".
— Слышишь, она говорит, что есть. — Купцу-то действительно лишь показался полулесок подозрительным, но целительница, даром, что молодая, видела наверняка лучше. Этот путь был незнаком так же хорошо, как и привычная развилка, но был гораздо быстрее, посему Крету ждал от него худшего. — Пройти бы, по-хорошему, галопом, да выроним всё с телег. Все будьте наготове, кучеры, дайте скорости коням, но не шибко!
На всякий случай Крету вытащил стрелу и вложил наизготовку. Хороший тисовый лук, напоминающий две дуги на ручке, чуть скрипнул, когда купец проверил тетиву. Не мешало бы оружие сменить, но верный Ружич, как прозвал лук сам владелец, навевал воспоминания, так что, пока тот не сломается, останется при Дракуле. Первая повозка, та, где и сидел владелец каравана, вошла в рощу. Купец чуть сощурился и вгляделся вдаль, в темнеющую дорогу Вроде бы, никого не было видно, и торгаш потихоньку начал успокаиваться, как вдруг вдали послышался дикий крик. Кони шли дальше, крик всё приближался, пока из кустов не вылетел один окровавленный воин в набивном доспехе и не упал на колени, в молельном жесте подняв руки. Кучер дёрнул за поводья, сам того не ожидая, крикнув то же сделать остальным. Последнюю повозку хорошо тряхнуло, что вызвало негодование солдат.
— З-з-згхахкхе! — молящийся пытался что-то сказать, но из его глотки хлестала кровь, видно, кто-то разодрал её нечеловеческими способами. — Згехехех!
Солдат показал в лес пальцем, затем зажал горло и протянул руку к Райнхарду. Дракул заметил, что спина несчастного была подрана когтями, откуда торчало наполнение доспеха.
— Сефран милостивый, да за что же! — восклинул с досадой Крету и хотел продолжить, но услышал раскатистый крик.

20

Ирэна сиротливо жалась в углу повозки, пока охранники поочередно покидали ее. Она ожидала, что после вопля начнется шквал летящих стрел и крики раненных людей, однако, довольно продолжительное время ничего не происходило. Один раз ей послышались удивленные возгласы вояк и несколько раздосадованных выкриков господина Крету. Ира осторожно проползла на коленках по устланной соломой телеге и, перегнувшись за ее борт, выглянула, чтобы посмотреть на то, что вызвало такое удивление всех. На земле, чуть дальше повозки купца рухнул в дорожную пыль окровавленный человек и друидка сразу же поспешила ему на помощь. Перекинув ногу через борт, она нащупала ногой ось колеса и спустила  вторую ногу.
В этот момент по всей округе донесся устрашающий рык дикого зверя и нога девушки соскользнула с уступа. Руками она еще пыталась задержаться, но притупленные лекарством  чувства сыграли с ней злую шутку: хватаясь за борт, Ирэн промахнулась и полетела задницей в придорожную рытвину, попутно приложившись тем же злосчастным местом о колесо повозки. Оглядывать себя и отряхиваться не было времени, друидка осмотрелась вокруг, потом поднялась и подбежала к раненному. Тот хрипло клокотал, исторгая из себя темно-красную кровь.  Ирэнаделла знающим взглядом осмотрела его шею: артерия, в принципе, не задета, в легкие попало слишком много крови, говорить, конечно, уже больше не сможет, но жить, возможно, да. Она приложила ладонь к ране, не найдя ничего более подходящего, затем она увидела разорванный доспех на его спине – металл был жутко изуродован длинными царапинами так, что вместо защитной пластины со спины торчали острае стружки вперемешку с овчиной и мешковиной. Одна из таких стружек загнулась и вошла меж ребра раненному. При каждом его вдохе рана сипела, наполняясь воздухом, а при выдохе клокотала кровью.
Ира забрала руку от шеи мужчины и он стал заваливаться на бок. Она медленно поднялась и оглянулась на Дракула:
- У него есть несколько очень мучительных минут, чтобы захлебнуться собственной кровью. Гуманней будет его просто убить.
Она склонила голову под негодующие реплики охранников, которые, наверняка, сейчас потеряли к ней всякое мало-мальски доброе отношение, но Ира прекрасно знала, что ничем не смогла бы помочь этому бедолаге, а мучить его, зная о предстоящем исходе, неразумно и слишком затратно по времени и лечебным средствам. Седая подошла к хозяину каравана и посмотрела на него снизу вверх:
- Уходить нужно. – она испуганно оглянулась, когда вновь повторился жуткий вопль животного, казалось он стал намного ближе. – В отличии от человека, с любым животным можно договориться, но зверь, что испробовал человеческую кровь, уже навсегда останется ею отравлен.
Друидка не прошла, а пробежала мимо всего каравана к той повозке, где ей разрешил ехать Крету, и быстро взобралась по ней, оставляя кровавые следы своей левой ладонью. В который раз она пожалела, что сейчас полностью беспомощна, забившись снова на дно телеги.

21

Райн пожал плечами в ответ на слова купца.
- Может, кто остался. – предположил наемник, внимательно осматривая местность впереди.
Тем временем караван шел вперед, крики становились громче, но нападения так и не последовало. Вместо этого на дорогу выскочил полуживой воин. Захрипел и стал тыкать пальцем в лес, а после и вовсе тянуть руку к беловолосому. Узнать в нем задиру и весельчака Брока было сейчас невозможно. Рихтер посмотрел в сторону, куда указывал наемник, силясь разглядеть хоть что-нибудь.
Плохо дело. Ни о каком хищнике подобных размеров никто не говорил, а значит либо тот пришел совсем недавно, либо хорошо прятался. Оба варианта были в равной степени неприятны, а умирающий только добавлял проблем. Подбежавшая друидка попыталась было помочь, но вскоре констатировала неизбежное – смерть Брока. Райнхард не мигая смотрел, как его знакомого избавляли от мучений. Сердце кольнуло даже маленькое чувство вины. Может, не будь его здесь, то друид женщина смогла бы спасти раненого. С другой стороны нужных навыков в ней не чувствовалось, а с эликсирами можно было решить вопрос несколько иначе.
- Поезжайте дальше. – скомандовал Райн, доставая и заряжая свой арбалет, - Я вас догоню.
Стараясь держать коня на месте, наемник вглядывался в ту сторону, откуда шел рык. Пасть жертвой хищника он не собирался, разве что задержать того, если потребуется.

22

Глядя, как белая не делает ничего для бедняги, разодранного когтями, Крету задумался: действительно ли она знахарка? Ведь он лишь поверил её слову, никак не узнав о том, что она может. И сейчас она лишь сказала, что ничем ему не помочь, а на памяти купца выхаживали и не таких. Услышав раскатистый рык где-то не так далеко, торговец сделал знак рукой уже нахмурившимся воинам, коротко бросил: "Потом". Сомнительная знахарка говорила дело, уходить действительно было нужно и как можно скорее. Того же мнения был и всадник, снявший арбалет с плеча. С ним Крету спорить не стал так же, лишь велев усесться обратно по телегам, я Яношу взять лук и помочь всаднику. Тот нервно сглотнул, но спрыгнул с телеги, встав за последнюю. Не успел Дракул велеть трогаться, как из кустов, куда вглядывался Райнхард, появился сам виновник торжества.
Грузная сутулая фигура, будто бы медвежья, но на двух ногах. Массивные лапы с загнутыми когтями раздвигали кустарник и молодые деревца, собственно, их сперва и увидели караванщики. Когда же тварь встала на дороге и подняла голову, то можно было увидеть мясистый свиной пятак, кабаньи клыки и маленькие злобные глазки красного цвета, с ненавистью глядящие на окружающих. Дракул подхватил свой лук и колчан, ловко, особенно для своего возраста, перепрыгнув на соседнюю телегу, а оттуда добрался до повозки с воинами, которые так же доставали кто пращу, кто лук, кто ещё что.
— Ну, пошёл! — во всю глотку проорал купец кучерам, которые тут же спохватились и щёлкнули хлыстами. Повозки затряслись, но быстрее, чем ранее, идти не стали. Янош, сидя в с лошадиным провиантом, достал стрелу и пустил её прямо в тварь, отчего та зарычала и, перебирая ногами по земле, затопала следом, стирая проторенную колею тележного колеса.
— Сын барана, — выругался Крету, глядя на Яноша, — почто стрелять-то? Вдруг бы пустил нас этот лесной, так нет же!

Отредактировано Дракул Крету (2016-09-06 12:18:06)

23

Вполне ожидаемо, что вслед за таким громогласным рыком появился и сам зверь. Ирэнаделла выглядывала из-за борта телеги на странное существо, которое осматривало тракт полный новой добычи или угрозы с лютой ненавистью. По правде сказать, Ирэн вполне понимала его (ее или чем бы это могло быть?), ведь прямо из лап уходит обед, а тут еще и появились людишки, которые могут его окончательно забрать. Людоеды – очень страшные звери, они почему-то становятся алчными и ненасытными. Правду говорят, мы есть то, что едим.
Ира посмотрела на пятак монстра, которым он поводил из стороны в сторону, вынюхивая свою добычу. Потом он прогнул шею и опять зарычал, но уже более приглушенно. Ира посмотрела на свою левую руку – она выругалась про себя и сгребла пальцами жмут сухой травы, что устилала повозку. Караван неожиданно двинулся дальше, чуть увеличивая скорость движения. Далее девушка принялась тереть подсохшую кровь жертвы чудища на своей ладони и выбрасывать испачканное  сено как можно дальше в придорожные рытвины. «Еще чего доброго пойдет следом... Как жаль, что я не могу позвать Гело...» - друидка стенала про себя за свою бесполезность и незащищенность. В громадное чудище полетела одинокая стрела,  зверь опустился на четвереньки и завопил, потом раздалась ругать господина Крету, вед после этого лесная тварь зашагала за караваном. Ирэнаделла все же рискнула испробовать магию, чтобы напугать ее хотя бы. Сконцентрировавшись и поймав воздушный поток вокруг себя, она сначала попыталась вобрать его, но получалось не очень – как пытаться зачерпнуть воду ладошками со сломанными пальцами, а потом Ирэн попробовала выстрелить теми крупицами, что ей удалось получить. Появился небольшой сквознячок, который с жалобным «фииить» истаял в метре от нее, а сама магичка как-то физически почувствовала, что магия истаивает в направлении отряда охранников, к коим и входил светловолосый мужчина.
Друидка с досадой стукнула по борту телеги, осела на пол и стала перебирать варианты. Люди вокруг нее застыли в молчаливом ожидании, напряжение сквозило в каждом их жесте, но охранники крепко сжимали свое оружие в руках и тревожно следили то за движениями недруга, то за приказами хозяина. Если они и заметили движения друидки, то вряд ли приняли всерьез заламывание рук слабой женщины.
«А что если этот зверь не один? Тогда вероятность того, что караван выберется невредимым, уменьшается. А вдруг он утащит того мертвого воина и отстанет от нас? Тогда главное, чтобы люди не поддались чувству долга похоронить беднягу и не ринулись следом. Но уж коли так сложится, нужно бежать подальше в лес и там пытаться вернуть себе возможность пользоваться силой леса.»
Ирэн еще раз выглянула, смотря, как уверенно шагает преследователь вдоль дороги – видать непуганый зверь. Только вот откуда он здесь взялся?

24

Наемник присвистнул, когда тварь вышла на дорогу. До сего момента встречать подобных тварей не приходилось, и Райнхард с удовольствием бы и не встречал, но судьба распорядилась иначе. Существо вышло на дорогу, осматриваясь и принюхиваясь. Все-таки нужно было тогда дослушать рассказ пьяного товарища, а не гнать того спать. Впрочем, кто сказал, что вернувшийся отряд вообще встречал этого монстра. Слишком много вопросов и слишком мало времени, чтобы все хорошо обдумать. Тварь пока только делала выбор между караваном и всадником. Второй выглядел более доступной целью, но выпущенная Яношем стрела перевесила чашу весов в пользу удаляющихся повозок.
Выругавшись на соратника, Рихтер прицелился и выпустил в животное зазубренный болт, попав под правую лопатку. Зверь взвыл и, остановившись, повернулся к мужчине. Стрелять с коня было не совсем удобно, что уж говорить о перезарядке… но спешиться сейчас грозило куда большими неприятностями.
Конь заржал и стал рыть копытом землю, разрываясь между приказом всадника и природным желанием сбежать подальше. Второй болт едва достиг цели, оцарапав морду животному и не более того. Большего тварь сделать просто не позволила. Зарычав, монстр кинулся к всаднику и тому не осталось ничего другого, кроме как пустить скакуна обратно в сторону Бёрчвуда. Увеличив расстояние до зверя, Рихтер притормозил коня и сделал еще один выстрел, не желая отпускать от себя внимание чудовища. В голове билась лишь одна мысль о том, чтобы Брок со своими молодчиками не ушли далеко.
Всадник несся по дороге, преследуемый хищной тварью. Первым пару заметил смотрящий, окрикнув остальных, отряд, как по команде, развернулся, приняв боевое построение. Еще немного… совсем немного и в зверя полетели первые стрелы. Тварь взревела  и попыталась прыгнуть на одинокого всадника, но промахнулась, словив еще несколько стрел, и рухнула на землю. Тут же к чудовищу подбежали два брата с копьями наперевес, чтобы добить хищника.
- Должен будешь. – весело крикнул Райнхарду один из братьев.
Рихтер кивнул в ответ и, пришпорив коня, пустил его обратно в сторону каравана.
Повозки резво катились по дороге, когда из-за поворота показался беловолосый всадник. Первым его заметил один из наемников, свистнув остальным и махнув рукой в знак приветствия. Райн проехал мимо повозок, наградив горе-знахарку презрительным взглядом, и поравнялся с купцом.
- Ребятки Брока забили херь. – по обыкновению мужчина отчитался перед нанимателем, - Думаю, им за неё хорошо заплатят.

25

Кучеры на телегах припустили лошадей быстрей, чем надо. Обеспокоенный погоней такого жуткого зверя за караваном Крету в последний момент заметил, как большой свёток льна начал вываливаться из привязи, расшатанной быстрым ходом повозок. Издав звук, похожий на "кря", Дракул подскочил к вылетающей ткани и рукой придержал её, пытаясь вернуть в стяжку. Покачивание повозки чуть мотыляло купца влево и вправо, отчего пришлось крепко вцепиться в верёвку и надеяться, что всё обойдётся до тех пор, пока лошади не сбавят ход.
Телега подскочила на кочке и с головы купца слетела его красная тёплая шапка, упала в грязь и скрылась под копытами идущих сзади лошадей. Седеющие волосы упали на липкий от пота лоб и Крету почти перестал видеть хоть что-то, что происходило вокруг, только левым глазом можно было выцепить, что творится. Творилось, в общем, благо, поскольку тот белый, Райнхард, увёл подальше от повозок человека-медведя-свина.
— ТПРУ! — гулко крикнул висящий вниз головой торговец. — СТАНОВИ ЛОШАДЕЙ, ГОВОРЮ!
Ход замедлился пару секунд спустя, а ещё чуть попозже вовсе остановился. Дракул окликнул одного из воинов, чтобы тот помог убрать лён обратно, а затем придержал купца. Крету разжал руку, которой держался за шершавую верёвку и поморщился: она явно натёрла и ладонь была чудовищно красной и неприятно саднила. Благодарно хлопнув воина по плечу здоровой рукой, Крету влез на свою повозку обратно, и посмотрел назад: все были целы, разве что ушедший беловолосый не вернулся.
—Все целы, живы, никто не вывалился? — Осмотрел Крету караванщиков, после чего перешёл на силумгарский, — Эй, Ирэ, цела там? Славно, а теперь пошли побыстрей, много теряем времени.
Крету беспокоился. Вдруг мужчина не справился и эта тварь загрызла его где-нибудь, а теперь идёт по следам? Он и так много времени потратил, пока переставал висеть вниз головой при помощи воина. Впрочем, беспокоился зря: Райнхард нагнал караван и отчитался. Те парни, о которых он говорил раньше, справились со зверем, Крету кивнул. Он одновременно и поблагодарил воина, и дал знак, что услышал и понял его. Надо же, а это они ещё к горе не подошли!


Путь занял три дня. Как и говорил Крету, они вставали лишь по два раза в день, обедали, разминали ноги и шли дальше. Пара стычек с кочевниками, где был тяжко ранен Янош и отдан на попечение знахарке, раз встретилась стая волков, но обычных, не похожих ни на кого больше, да и те испугано спрятались после того, как первый же получил шестопёром по морде на ходу. Вот уже показалась мощённая, хоть и разбитая, дорога, деревянные мостики стали обкладываться камнем, а на горизонте уже появились пахотные поля. Силумгарская граница была ближе, чем думалось купцу, отчего его достаточно скверное настроение даже приподнялось. Если бы Дракул шёл как обычно, он бы остановился в соседней деревушке, может, чего бы продал, а что купил, но время на селян терять было нельзя. Провожаемый разочарованными взглядами простолюдинов караван подошёл к невысокой, но "толстой" башне у дороги, где путь им перегородили двое копейщиков в хорошей кольчуге.
— Halt! — привычное слово для торговца, если идёшь по Силумгару. Крету уже влез в кошель на поясе, достав три серебряных талера. Но ни один копейщик не стал подходить сам, а из башни вышел мужчина с повязкой на глазу, в полных латах и с мечом на поясе. Разве что шлема на нём не было, да и с правой руки он всё же снял перчатку. Вальяжно подойдя к повозке, где сидел Крету, он осмотрел её, обойдя по кругу, а затем обратился к хозяину всё на том же Силумгарском.
— Кто такие? Куда идёте?
— Ороский купец Дракул Крету, герр страж, — представился ороский купец Дракул Крету, по привычке хотящий снять шапку, которой нет. — Везу припасы на торговлю.
— Занятно как, — хмыкнул стражник, скрестив руки на груди. — А войско куда?
— Дык опасно на дорогах, а то охрана для товара! — Крету протянул три монетки стражу, но тот даже не посмотрел на "дань". — Добрый страже, пусти уж, едой пропавшей торговать негоже.
— Почём мне знать, что не воевать ты туда едешь? — Стражник был больно непреклонным. — У нас война недалече, да ты и сам знаешь, похоже.
Дракул тяжело вздохнул и убрал монеты. Он было хотел прибегнуть к магии, но бывший недалеко Райнхард, а это был явно он, не давал того сделать.
— Не оружие везу, не доспехи, — указал рукой на товар купец. — Да к тому ж помирает один из моих.
— Это кто там помирает-то? — уже с открытой насмешкой спросил страж, копейщики тоже залыбились. — Вон тот, что ли, бугай? Или этот, седой, на коне? Или вон, девка та? Говори правду, куда путь держите, а не то в яму все попадёте!

26

Каждую остановку в дороге друидка пыталась провести с пользой, тем более, что на ее попечении теперь находился раненый мужчина. К сожалению, весенние травы только начинали расти, не имея пока полезных способностей, поэтому чаще всего ее поиски заканчивались успехом только в части поиска кореньев, что, кстати, тоже очень неплохо. Запасы в сумке не безграничны, да еще и проходилось отдавать ивовый корень Яношу, который болезненно переносил тряску в телеге. Когда удалось осмотреть рану после остановки кровотечения, оказалось, что хоть она и была глубокой, но выглядела, в общем, неплохо: аккуратная сквозная рана и, хвала Великому лесу, не такая уж и грязная, как могла бы быть. Друидка убрала остатки одежды с поврежденной плоти, обработала крепким оросским алкоголем, который «любезно» предоставил один из наемников господина Крету, и прихватила несколькими стежками. Затем смешала пару снадобий из своей сумки и получившуюся темно-зеленую кашицу наложила поверх. Для бинтов и перевязей была использована рубаха из седельной сумки Яноша.
Ирэн постоянно ловила на себе настороженные взгляды охранников. Они еще помнили ее слова про того раненного воина и поэтому ожидали только еще одного повода, чтобы…  Что? Оставить где-то посреди дороги? Убить? Без ее участия бедный Янош мог рассчитывать максимум на прижигание раны или лист лопуха. Друидка задумчиво оглядывала тракт и ее взгляд остановился на сереброволосом мужчине, заново накатило головокружение и чувство тупой боли где-то в животе. «Может попробовать поговорить с ним на привале. – подумала девушка, продолжая рассматривать его. – Чем бы он ни был, должен контролировать свое воздействие на окружающих. Хотя, что ему до друида..?» Ира перевела взгляд на своего подопечного, прикоснулась к его лбу: прохладный и сухой, она улыбнулась. Отсутствие горячки и спокойный сон – показатели хорошего лечения, сегодня уже можно попробовать накормить его.
Через некоторое время монотонной тряске по дороге караван остановился, а Ирэнаделла заинтересованно выглянула из-за бортов телеги, но разглядывать пока особо было нечего. Низкий забор из грубо обтёсанных тонких бревен вокруг приземистой башенки, пара служивых да массивное  заграждение дороги – вот и вся застава в сулумгарские земли. Ира снова заняла свое место и стала ждать, когда же они опять тронутся, и за неимением более интересного занятия стала рассматривать окружающую флору. Последние слова о яме, сказанные сердитым тоном, привлекли внимание друидки и она снова выглянула. Мужчина с повязкой на лице нехорошо так смотрел на господина Крету, а после стал медленно обходить повозку за повозкой.
Ира сразу же обратила внимание на ярко-красную водянку на коже стражника, что выглядывала из-за ворота его подкольчужного дублета, а также на разодранное поражение между пальцами, не говоря уже о том, что последние были уплотненные и крайне отечны.
- Ты кто такая будешь? – рявкнул вояка, лишь скользнув взглядом по Яношу.
- Целительница свободного промысла, Ирэн. Сопровождаю караван, в качестве лекаря. – она опустила глаза на раненного парня и снова взглянула на стражника. Его раздраженная мина стала отображаться и на ее лице, но усилием воли друидка приняла более добродушное выражение на лице. Мужчина перегнулся чрез край телеги и поддев пальцем одеяло, резким движением откинул край. Увидев повязку вокруг груди парня, он хмыкнул и собрался было отойти, но Ира остановила его:
- Я вынуждена предупредить вас. Поостерегитесь использовать для растопки печей и сигнальных огней вон те мелкие кустарники. – девушка махнула рукой в сторону забора, под которым была сложена охапка такого хвороста. – Это ядовитая поленица. Могу поспорить, что из-за нее появляется зудящая кожа на телах, а летом это цветущее растение вызывает еще и изрядное расстройство желудка. Вашим солдатам необходимо очистить территорию вокруг заставы от подобной гадости.
Ирэнаделла улыбнулась и заботливо укрыла Яноша одеялом, которое перед этим отбросил стражник. Такая беспечность забавляла друидку – неужели люди не замечают, что возле некоторых растений им плохо становится? Привычней списать это на дрянной доспех, похмелье или некачественную еду. Стражник отошел от ее повозки и не было понятно, как он отнесся к подобного рода информации, если пропустит мимо ушей, то однажды, уснув на службе, он больше не проснется.

27

До границы с Силумгаром караван добрался за три дня. Все это время нельзя было назвать спокойным, но твари подобно то, что удалось повстречать под Берчвудом, больше не попадались. Случились правда две стычки с кочевниками, но их нападения были отбиты без потерь. Только Янош был тяжело ранен и отдан горе-знахарке на растерзание. Относится к девушке иначе Райнхард попросту не мог, а потому приглядывал за раненым по мере сил, чтобы не дать полоумной бабе прирезать еще одного человека. Хотя один положительный момент в её присутствии все же был – наемники старались лишний раз не получать травм, что, впрочем, можно было списать и на собственный опыт. Для некоторых до сих пор оставалось загадкой, зачем вообще тащить этот бесполезный груз. Проще уж найти кого посмышленее или и вовсе идти без лекарей. Обработать и перевязать рану не такой тяжелый и сложный процесс, чтобы не справится самостоятельно.
На границе Силумгара царило немыслимое «гостеприимство». Впрочем, все как всегда. Чужаков, особенно во время войны, не любили и старались выпроводить как можно быстрее. Так что удивляться тому, что купца отказались пропустить сразу и решили осмотреть содержимое повозок было вполне нормальным.
- Ты кто такая будешь? – рявкнул вояка, лишь скользнув взглядом по Яношу.
- Целительница свободного промысла, Ирэн. Сопровождаю караван, в качестве лекаря.
- С таким целителем нам только и воевать ехать. – хмыкнул Рихтер и наемники закивали в ответ, - Вон, бедолага попал к ней с простудой, а щас уже помирает. Пустил бы ты нас, пока все не передохли от её лечения.
- Вышвырнуть не проще ли было? – огрызнулся стражник.
- Вот доберемся до места и тогда…
Мужчины заулыбались шире. Каждый продолжил фразу в меру своей фантазии. Даже хмурый стражник понимающе хмыкнул и еще раз бросил взгляд на девку. С той точно не вес было в порядке. Как минимум инстинкт самосохранения был наглухо отбит и довольно давно, судя по всем тем событиям, что уже успели произойти на глазах Райнхарда. И даже сейчас друидка упорно продолжала рыть себе могилу, указывая солдатам, которые выросли на этой земле, на просчет с ядовитыми кустарниками. Мысль о том, что лежали они совсем не для растопки в светлую голову прийти, конечно же, не могла. Куда как логичнее держать солдат за дураков с тягой к самоубийству весьма извращенным способом.
- Пасть прикрой пока я её тебе не сломал. – подъезжая ближе к знахарке, тихо прошипел наемник, так чтоб гулявший меж повозок стражник его не услышал, - Лучше ты не делаешь.

28

Крету со всей суровостью отца и оросского дельца оглядел своих сопровождающих. Никто из них сейчас не помогал ни капли: ни советы знахарки, ни подначивающий её наёмник, ни остальные подхалимы, кивающие в ответ. Дракул снял с пояса палицу, оставив её в телеге, отодвинул лук и безоружный спрыгнул, расправляя затёкшие плечи и потряхивая ногами в высоких дорожных сапогах. Солдат, что подошёл к повозке с бесполезным грузом в лице Яноша и ухаживающей за ним Ирэне, уже зашёлся в гневе, поминая такую-то мать и грязно ругаясь на каждого, кто был при караване. Торгаш покачал головой, но не перебивал капитана, уже костерящего самого Дракула словами, дословный перевод которых смутно уходил от купца, но интонации говорили о многом. Владелец каравана подманил двумя пальцами Райнхарда, попросив его наклониться поближе. По мере приближения блондина, Дракул чувствовал, как ему становилось не по себе: пока он сидел, это было не так заметно, но сейчас у совсем-то и не сильного мага-торговца просто невероятно закружилась голова. Прикрыв глаза на секунду и мысленно посчитав в уме, сколько выйдет денег, если продать пяток мотков джумарской парчи — простое упражнение, чтобы привести мысли в порядок — торговец открыл их и значительно понизив голос, обратился к Райнхарду.
— Не в службу, а в дружбу, побудь малость в сторонке.
В иллюстрацию своих слов Речивый пару раз постучал себя по виску пару раз. Наверняка наёмник уже прекрасно понял, что в Дракуле течёт дар и задавать лишних вопросов не станет. Кивнув благодарно, начальник каравана прошёлся до уже подуспокоившегося стражника, который переводил дух после гневной тирады, громко дыша через рот. Непонятно, впрочем, было, будет он топить ещё костёр теми ветками или нет, впрочем, Крету было всё равно, могли хоть попередохнуть и пойти к Сефрану, лишь бы пропустили.
— Добре капитан, будет тебе, — купец положил руку на спину, поверх доспеха, солдата и воспоминания мужчины чётко встали перед глазами. Торговцу было не важно, что там происходило, он искал то, куда стоит вести разговор. И, кажется, нашёл. — Мы же все тут чужестранцы и знать не знаем, чего да как у вас. Но сам подумай, будь мудрым, на кой ляд мне, торговцу, рушить место, куда продать-то выгоднее будет, м?
— Ты мне зубы-то не заговаривай, — содат скинул со спины руку Дракула, но уже было поздно, всё, что надо он увидел. — Но правда твоя, оросец.
— Так то-то и то, — Крету снял небольшой кошель с пояса, набитый медными грошами, протягивая стражнику. Тот без раздумий взял мешочек, после чего поднял взгляд и встретился глаза в глаза с хитрым прищуром северного дельца. — Будь добре, пусти, а тебе с твоими молодцами выпить вина лишний раз хватит, зря, что ли?
— Ай, Сефран, давай быстрее, — злобно бросил капитан, махнув рукой, — покуда не передумал, убирайтесь с глаз моих!
Крету улыбнулся и влез на телегу, вновь усевшись на своё место. Кучеры припустили достаточно быстро, чтобы пройти мимо открывших проход солдат, убравших бревно-ограду. Путь продолжился, во время которого наёмники начали вздорить друг с другом. Кое-кто нашёлся даже, чтобы вступиться за Ирэнаделлу, даже Янош подал голос. Ругань быстро надоела Крету, и он зычным окриком велел всем притихнуть, в тайне радуясь, что ещё пару-тройку вёрст и всё, этот дорожный кошмар кончится.
Телега встала у указателя, который показывал в княжество Орос. Ниже по холму уже виднелись палатки войск, полосатые шатры осадных инженеров и вагончики наёмников. Крету велел встать здесь и открыл небольшой ларь с деньгами, велев выстроиться всем перед его телегой. Спустившись с ларем он поставил ящик на него и стал по очереди подзывать нанятых в караван, выдавая тем то, что они наработали.
— Так-так, — Дракул кое-кому подрезал жалование, кое-кому добавил, но сперва решил всем рассказать, кто что получит. — Четыре дня, три ночи шли. Так. Ты брал за еду больше двух раз, ты нет, так, твоя часть сюда. Так. Ты свободен, ты тоже. Райнхард, иди сюда. Тебе за ту зверюгу ещё полагается.
Сперва Крету протянул ему десять монет за дорогу, как и оговаривали. После взял ещё три и подвинул по столу. Но подумал, забрал одну серебряную монету и положил взамен три медяка.
— За что меньше, думаю, понял? — переспросил Дракул, покосившись на Ирэну. Не то, чтобы купец вступался за каждую женщину и наверняка у наёмников были все основания. Но вот поднятая буча сильно утомила купца. — Ну, будь здоров. Так, а теперь ты, знахарка. Ну, за Яноша тебе поклон, но денег не дам, уговор был. Говори, ежели есть чего, дальше везти тебя или как?
Наконец, наёмники собрали свои пожитки и дела с Ирэной были улажены. Крету вновь залез на повозку и оглянулся.
— Третьим днём иду в Элассе, кому надо, то ходите в лагерь ниже. Кому надо, подброшу за пару медяков…

29

Такой выпад в ее сторону от сереброволосого наемника был, мягко говоря, странным. Одно дело, когда он со своими дружками косятся на нее и это понятно – не умеет она ценить душевных тонкостей поведения в подобной компании, но совсем другое, если простой наемник начинает распоряжаться кем-то, кто ему абсолютно не подвластен. Единственный, пожалуй, кому безоговорочно  Ира бы подчинилась в данном путешествии, был Дракул Крету и то, только на правах их договора. Но было обидно, конечно! Естественно, нет смысла скрывать или приуменьшать полезность сереброволосого в пути (учитывая того зверя да еще кочевников), но все же не все в этом мире подвластно разумению простого воина.
Ирэн отвернулась и стала наблюдать за господином Крету, который спустился с повозки, и стал подходить к стражнику. Вот уж кто оказался интересным человеком: минимум разглагольствования, максимум дела... и дорога на Сулумгар свободна. Миновав пограничный пост, наемники облегченно выдохнули и, точно базарные бабы, подняли гул, обсуждая в основном действия друидки. От некоторых замечаний и выкриков она заливалась на мгновение краской стыда, столь красноречиво мужики рассказывали о сценах насилия, которое рисовало им воображение. Отвечать что-либо не имело смысла. Правда, Янош стал на ее сторону и девушка была искренне ему благодарна. Что бы там не говорили о ней и ее методах лечения другие, но Ира знала, что лечила пострадавшего в битве с кочевниками правильно. А также правильно сделал, когда не стала тратить свои запасы зелий на того, практически мертвого, воина, а задержи она караван на некоторое время, пытаясь помочь человеку, так зверь бы постарался увеличить число тех, кому понадобилась бы ее помощь. И снова господин Крету зычным голосом прекратил все бессмысленные сотрясания воздуха своими подчиненными.
На стоянке, когда хозяин каравана решил расплатиться с наемниками, Ира подхватила свою сумку, и спрыгнула с повозки. Она оставила Яношу небольшую баночку с мазью, похлопала по здоровому плечу и  попрощалась с ним. Затем подошла к Крету и улыбнулась.
- ...Так, а теперь ты, знахарка. Ну, за Яноша тебе поклон, но денег не дам, уговор был. Говори, ежели есть чего, дальше везти тебя или как? – устало проговорил господин Дракул.
- Нет. Спасибо и на этом. Здесь я хоть язык знаю и коли чего, так могу пуститься в объяснения, а там что..? - она махнула рукой назад в сторону Ороса и уже серьезно продолжила. – Служивому твоему я лекарство оставила, но повязку, думаю, ему найдется кому сменить. Так что на произвол судьбы его не бросила...
Она помолчала мгновение, а потом добавила:
- Коли чего не так... извиняй, господин.
Друидка зашагала в сторону леса, сошла с накатанной колеи тракта на сырую землю с пожухлой прошлогодней травой, через которую уже пробилась молодая зелень и мягким шагом направилась к ближайшим деревьям. Ступив за черту подлеска, Ирэнаделла сразу ощутила некое облегчение и прилив сил. Она ускорила шаг, чтобы побыстрее оказаться, как можно дальше от каравана, и избавиться от неприятных ощущений. Но больше всего хотелось вновь почувствовать силу жизни в себе, поговорить с Гело и быть полноценным друидом. Мелкий кустарник цеплял рукава и приходилось наклоняться под низкими кронами редких деревьев, однако, такие мелочи сейчас не могут ее обеспокоить. Как только грудь наполнилась теплом, а в голове зазвучал ворчливый голос маленького урха, Ирэн расправила обнаженные плечи, которые больше не чувствовали холода, а неуклюжесть и сонливость от ивовых кореньев, как рукой сняло. Она зашагала еще быстрее, пересекая черту, где подлесник переходит в густой лес, пока еще спящий, но готовый уже проснуться в любой из солнечных дней. Ира дотрагивалась до кустов и те отодвигали ветки, чтобы пропустить друида, а после вновь сводил их вместе, скрывая путь Ирэнаделлы, мох под ее ногами распрямлялся, а гуляющий меж стволов сквозняк уносил запах.
- Куда дальше-то? – проворчал Гело, показавшись на плече Ирэн. А та лишь пожала ими в ответ.

30

Купец подозвал к себе Райна и вежливо попросил проехаться чуть в стороне от повозок. Теперь становилось понятно, каким образом Крету мог улаживать некоторые из своих сделок. Наемник кивнул и повернул коня обратно, будто желая проверить, не выпало ли что из повозок. Мужчина ощущал творящуюся за его спиной магию, но сознательно игнорировал сей факт, дав нанимателю возможность уладить все проблемы. Все-таки Рихтера наняли для охраны, а не для бесед со стражами.
Сделав круг, достаточный для возможности Дракула колдовать, Райнхард вернулся обратно как раз к открытию пути. На вопросительные взгляды прочих наемников мужчина только пожал плечами, мол, не их это дело. Вообще, промышляя охраной и прочей подобной работой, учишься не задавать лишних вопросов, даже если наниматель будет бежать голышом впереди собственного экипажа – главное, чтоб плата была достойной. Да и представления временами могли быть достаточно интересные.
Близость окончания путешествия развязывала язык не хуже крепкой выпивки, и мужчины наперебой стали обсуждать все, что только могло прийти в их головы. Райнхард тоже не отставал, шутя и высказывая свое мнение по прозвучавшим вопросам.
Но вот повозки остановились, и Дракул велел выстроиться для получения честно заработанных денег. Каждому купец расписывал все его заслуги и проколы – добавляя или отнимая монеты. Придраться к такой честности и открытости было невозможно, а потому даже самый недовольный молчал. Когда же подошла очередь Рихтера, мужчина спокойно подошел к купцу, внимательно выслушивая того.
Два серебряных – неплохая плата за зверюгу, которую даже не ты убил. Даже за вычетом третьей монеты выходило более чем прилично.
- Рад был служить. Бывай.
Райн смахнул деньги в мешочек, кивнул остальным наемникам и вновь сел в седло, пустив коня в сторону ближайшей деревни. Если данный поход чему и научил, так это тому, что лекарств мало не бывает. Стоило пополнить запасы и двигаться дальше.


Вы здесь » Eon » Архив отыгранного » Дальняя дорога


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC